ПАРОДИЯ НА СКЕТЧКОМ «ВИТАЛЬКА»

Опубликовано 14 августа 2014
и помечено как: , .

Просмотров: 2573.


ПАРОДИЯ НА СКЕТЧКОМ «ВИТАЛЬКА»

 

Действующие лица:

 

Виталька – тридцатилетний невинный юноша (да, это я так завуалировал слово «девственник»), который живёт с мамой в киевской квартире, который до сих пор играет в солдатиков, но при этом всё время пытается познакомиться с тёлочками… Такое поведение не совсем логично, ну ладно. Может, это такой фетиш – солдатики… А, может, тёлочки – это виталькин фетиш…

Марина Францевна – мама Витальки, женщина в годах, которая хочет иметь внуков, но как только у Витальки наклёвывается попытка сделать маме внуков, то она эту попытку тут же срывает… Не логично как-то… Возможно, таким образом создатели скетчкома «Виталька» хотели показать, что у женщин нет логики

Бабушки Евгенивна (полная) и Богдановна (худая) – это такие бабушки, которые вырастут из девушек современного поколения: они целый день сидят на лавочке у подъезда, но не только обсуждают проходящих мимо «наркоманов» и «проституток», а играют в ноутбук, «висят» в социальных сетях, «отжимают» у прохожих мобильные телефоны, а также обсуждают свои амурные дела (это я так завуалировал фразу: «Треплются о своих хахалях»)

Наташа – красивая девушка с фигурой и формами (такие ещё стремятся выйти замуж за олигархов… Ну, или просто провести с ними ночь, чтобы получить от них дорогие подарки), о которой грезит раздражающий её Виталька.

 

Серия начинается с того, что Виталька в очередной раз готовится выйти из дома на «охоту за тёлочкамы»… Дорогу ему преграждает мама и между ними завязывается следующий диалог:

 

Мама: Виталик! Ты опять идёшь в парк знакомиться с тёлочками? А ты защиту з собою взяв?

Виталька: Та якА ще защита, мама? На жаль, тёлочкы на мэнэ не нападАють...

Мама: Я нэ про ту защиту тэбэ пытаю.

Виталька: Ну, мама! Мэни ще мий пэршый прэзэрватЫв нэ прыгодывся…

Мама: Виталик! Нэ злы мэнэ! Я про иншу защиту спрАшую – а вдруг до тэбэ хулиганы прыстАнуть?

Виталька: Та ну, мама, яки хулиганы? Ну, а якшо прыстануть, то я дистану из рюкзака бутерброд…, якый ты мэни колысь давала в школу и якый в мэнэ дОси в рюкзаку…, розгорну його, и вин бУдэ крАщэ будь-якого газового балончыка…

Мама: Хорошо, сыночка. Тэпэр я за тэбэ спокойна… ИдЫ в парк.

 

Виталька прощается с мамой своим коронным словом: «Пока!» и уходит. Кадр сменяется и вот мы видим милую девушку, которая сидит в парке на лавочке. Виталька замечает её, по-мачáчински (производное от слова «мачо». Это я сам придумал!) приглаживает пальцем бровь, и подсаживается к ней. Между ними завязывается диалог:

 

Виталька: Прывет! А можно с тобой нэ тОко познакОмыться? Мэнэ звать Виталик, а тэбэ як? Лена? Люся? Маруся? Катя? Оля? Ира? Таня? Олеся?

Девушка: Меня зовут Аня.

Виталька: А ты бачыла колы-нэбудь такэ мисцэ, шоб там було много тёлочэк?

Девушка: Да.

Виталька: А дэ?

Девушка: На сельско-хозяйственной ферме…

Виталька: Та я тэбэ нэ про тэ пытаю…

Девушка: А, так ты про девушек? Ну, тогда… О! На ежегодном кришнаитском фестивале – там девушек очень много. Тебе нужно обязательно там побывать.

Виталька: А дэ цэ?

Девушка: Этот фестиваль ежегодно проходит в начале сентября в Крыму…

Виталька: О, трэба будэ туды зйиздыть…

 

Далее появляется кадр с названием серии: «Виталька и кришнаиты». А дальше кадр сменяется тем, что Виталька уже стоИт на железнодорожном вокзале в Евпатории (Крым). Далее Виталька задаёт вопрос стоящему рядом взрослому человеку, вследствие чего у них завязывается следующий диалог:

 

Виталька: СкажИть, а как мэни попасть на кришнаитский фэстываль?

Взрослый человек: А вот садись на эту маршрутку и она тебя прямо туда привезёт.

Виталька: Скажить, а на тому фэстывали тёлочкы есть?

Взрослый человек: Ну, если их можно назвать тёлочками, то есть…

 

Виталька благодарит взрослого человека за помощь, и с дурноватым лицом садится в маршрутку… Происходит смена кадра, где мы видим сидящих на лавочке у подъезда бабушек Евгенивну и Богдановну, которые ведут диалог:

 

Евгенивна: Прэдставляешь, Богдановна, а мой дед, оказуеться, кришнаит…

Богдановна: А с чого ты цэ взяла?

Евгенивна: А он тоже лысый и целый день ходит и что-то неразборчивое бубнит себе под нос…

 

После этих слов Евгенивна смеётся, а Богдановна недоумевает… Далее кадр сменяется и мы видим, что Виталька уже приехал на кришнаитский фестиваль и смотрит на проходящих мимо кришнаитов, которые облачены в свои традиционные одежды.

 

Виталька: А тёлочек тут и справди багато… Тилькы вси воны якись… Та и чоловикы в юбках ходять… Трэба будэ тут всэ разузнать…

 

Далее кадр сменяется, и мы видим Витальку, который смотрит на группу проходящих мимо кришнаитов.

 

Виталька: От дывлюсь я на ных и в мэнэ рождаеться вирш:

 

«Колы ходять кришнаиты,

Хочэться сказать: «ИдЫ ты!»

Но шоб нэ в дАль йих всих послать,

А удивленье описать…!»

 

Далее кадр сменяется и мы видим, как Виталька подошёл к кришнаиту и между ними завязался диалог:

 

Виталька: СкажИть, а хто такый махарАджа?

Кришнаит: Махараджа – это наш глава. Мы все ему подчиняемся.

Виталька: Вси-вси подчиняетэсь? И шо, бэзпрыкословно подчиняетэсь?

Кришнаит: Да.

Виталька: Оцэ я обязательно запомню – думаю, мэни цэ можэ знадобытыся…

 

Далее кадр сменяется и мы видим сидящих на лавочке у подъезда бабушек Евгенивну и Богдановну, которые ведут диалог:

 

Богдановна: Чуешь, Евгенивна! Я тут на днях з одним кришнаитом познакомылась…

Евгенивна: Ну, давай-разказуй!

Богдановна: Так от. Вин, значыть, худый, лысый… Я одразу зрозумила, шо цэ справжний мАчо…

Евгенивна: Так, а он шо?

Богдановна: Та шо он… Цилымы днямы ходыть по квартыри, шось бубныть соби под нос и чёткы пэрэбырАйе… Ниякойи личнойи жызни…

 

Далее кадр сменяется и мы видим, как Виталька подошёл к кришнаитке и завязал с ней диалог:

 

Виталька: Скажить, а цэ правда, шо кришнаиты у всёму подчыняються этому… Як його? МахарАджи…

Кришнаитка: Да, это правда.

Виталька: Скажить, а як мэни стАты цым вАшым махарАджэм?

Кришнаитка: Махараджами не становятся – ими рождаются…

Виталька: Знову мАми минус… Ну от шо йий мишАло народыты мэнэ махараджэм? Мабуть, був нэ сэзон…

 

Далее кадр сменяется и мы видим, как бабушки Евгенивна и Богдановна сидят на лавочке. При этом Евгенивна сидит с закрытыми глазами, слегка приоткрыв рот, и не подаёт признаков жизни… Богдановна пытается растормошить Евгенивну – дёргает её за плечи со словами: «Евгенивна, шо з тобою? Ты шо, помэрла? Евгенивна!» Вдруг Евгенивна резко открывает глаза со словами: «Не дождёшься!» Богдановна пугается и отклоняется обратно на спинку лавочки… Далее между ними происходит диалог:

 

Евгенивна: Это я медитировала – меня кришнаиты научили… А ты небось, збыралась скору вызывать?

Богдановна: Та не… Я б сначала нашла у тэбэ в кармани ключи от твойейи квартыры, прывэла бы туды свого знакомого нотариуса, нашла документы и мы бы пэрэпысалы твою квартырку на мэнэ… А ужэ потим я бы вызвала скору…

 

Евгенивна недоумённо смотрит вперёд… Далее кадр сменяется и мы видим Витальку, который ведёт диалог с кришнаиткой:

 

Виталька: Слухайтэ, а давайтэ мы зараз пидэмо у кущИ и зробымо там цэ... Ну, цэ.

Кришнаитка: Нам секс до брака не положен.

Виталька: Та всё нормально. Мне махараджа разришыв… Так шо пойдём!

 

После этих слов Виталька берёт кришнаитку за руку и пытается вести за собой… Она сопротивляется и между ними происходит диалог:

 

Кришнаитка: Но я так не могу…

Виталька: Ну, раз ты в кустах нэ хочэшь, тогда давай прямо тут – я так изголодався, шо я уже в любом месте согласен…

 

Кришнаитка продолжает сопротивляться, а Виталька всем телом прижался к ней… В этот момент откуда-то со стороны звучит мужской голос:

 

Голос со стороны: Молодой человек, что Вы делаете?

Виталька: Та шо, нэ выдно? Пытаюсь досягнуть нирваны… Нэ мишайтэ!

Голос со стороны: Молодой человек, но кришнаитам секс до брака не положен…

Виталька: Та я знаю. Алэ мэни махараджа приказав, тому я должэн цэ зробыты…

Голос со стороны: Молодой человек! Вообще-то я сам махараджа и мы, махараджи, никогда не давали и не даём подобных распоряжений…

Виталька: А, да?… Ну, тоди цэ така шутка… А Вы шо, шуток не понимайетэ?

Голос со стороны: Понимаем…

 

После этих слов кадр сменяется и мы видим, как толпа кришнаитов за шкирку выпроваживает Витальку со своего фестиваля… После этого Виталька говорит: «Та ну вас! Якись Вы нэправыльни… Пойиду я кращэ додому – хоть мэни там тёлочкы тожэ отказують, зато мама мэнэ завжды вкусно покормыть»… Далее происходит смена кадра и мы видим, как к сидящей на лавочке Евгенивне с багажом и в кришнаитском облачении подходит Богдановна:

 

Евгенивна: Ой, Богдановна! А де цэ ты була так довго?

Богдановна: Я была на ежегодном кришнаитском фестивале…

Евгенивна: Жаль. А то я за время твоего отсутствия ещё не со всех квартир успела деньги собрать…

Богдановна: А на шо збыраешь?

Евгенивна: Та вот на твои похороны и збырала… Неужели придётся возвращать?…

 

Богдановна с некоторым возмущённым недоумением смотрит на Евгенивну… Далее кадр сменяется и мы видим финальные титры, в которые врывается Виталька со своими бредово-философскими рассуждениями: «Оказуйеться, шо кришнаитам до свадьбы нельзя заниматься сексом… Цэ получайеться, шо я уже тридцать рОкив кришнаит»… После этих слов Виталька, как всегда, глупо смеётся и улыбается… На этом серия заканчивается… Бегут финальные титры…!

 

 

 

Виталий Можаровский 02.10.2013 года

]]>


Поделиться ссылкой (добавить в закладки):

twitter.com   ВКонтакте   Мой мир   Facebook

  google.com   Google Buzz   del.icio.us   Livejournal.com   LinkedIn.com]]>

Оставьте комментарий!

Гость
Комментатор / хотите им стать

Чтобы стать комментатором введите email и пароль. Напишите комментарий. В дальшейшем ваша связка email-пароль, позволит вам комментировать и редактировать свои данные. Не забудьте про активацию (инструкция придет на ящик, указанный при регистрации).

(обязательно)